Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Отказники дом малютки

Отказники дом малютки

Отказники дом малютки

В московской квартире нашли пятерых младенцев, рожденных суррогатными матерями для китайских пар


Фото: Олег ЗОЛОТОО странной квартире, в которой без конца ревут младенцы, в полицию сообщили жители одной из многоэтажек в Останкинском районе Москвы. По словам местных жителей, сразу с несколькими колясками гуляли няни, а вот родителей малышей никто никогда не видел.

Когда приехали оперативники, дверь им действительно открыла няня.- В квартире были обнаружены пять младенцев. Старшему из малышей всего один месяц, — сообщили «КП» источники в правоохранительных органах.О том, где родители детей, няня, приезжая из одной из азиатских стран, рассказать не смогла. Детей сразу же забрали в больницу.
Детей сразу же забрали в больницу. Чуть позже во время обыска в квартире нашли их свидетельства о рождении.

В них указаны китайские имена и фамилии.Скорее всего, странная квартира — это мини-детсад для младенцев, которых русские суррогатные мамы родили по заказу китайских пар.ОФИЦИАЛЬНОПо факту обнаружения детей возбуждено уголовное дело.- Сейчас на месте происшествия работают следователи. Устанавливаются родители детей, а также все обстоятельства произошедшего. Расследование по уголовному делу продолжается, — сообщила «Комсомольской правде» Юлия Иванова, старший помощник руководителя СУ СК РФ по Москве.КСТАТИ- Из-за границы закрыты.

Родители китайских малышей просто не могут забрать своих детей. Чаще всего агентства нанимают нянь, которые присматривают за новорожденными до момента приезда родителей. Это форс-мажорная ситуация, но нарушений закона в ней нет, — прокомментировала Екатерина Айдакова, агент по суррогатному материнству для граждан Китая в России.Происшествие прокомментировал и Константин Свитнев, генеральный директор компании «Росюрконсалтинг»- Границы закрыли не навсегда, и биологические родители приедут за своими детьми.

Надо же понимать, что это не прихоть какая-то.

Люди, которые участвуют в программе суррогатного материнства, годами мечтают о детях, они лечатся от бесплодия.

А когда все шансы исчерпаны, копят деньги на то, чтобы их малыша выносила другая женщина. Порой — в силу особенностей национального законодательства — им приходится искать сурмаму в другой стране. Закрытие границ — это форс-мажор, который не остановит любящих мам и пап.

Сейчас в домах малютки своих родных мам и пап дожидаются около 50 таких детей. И это верное решение. Надо просто подождать.

Тем более, что, возможно, ждать придется совсем недолго. Сейчас в России и в Китае обсуждается вопрос об организации чартерного авиарейса для китайских родителей, которые мечтают наконец-то обнять своих детей., ранее мы рассказывали историю суррогатной мамы из Подмосковья, которая оставила себе китайского малыша из-за того, что родители не смогли за ним прилететь.По разным данным в России застряли более 50 малышей, рожденных суррогатными мамами для китайцев.Пятерых младенцев нашли в московской квартире

Другая жизнь.

Отказнички (25 фото)

После гериатрического дома вторым местом, куда мы с волонтерами отправились делать репортаж, стали два отделения 5-й городской больницы Севастополя — ИБОНиН и детская реанимация.

Как и во многих родильных домах и больницах страны здесь есть особенные пациенты. В общем-то ничем не отличающиеся от всех остальных рождающихся или находящихся здесь деток. Кроме одного — у них нет родителей.

Вернее, как правило, они есть, только эти детки им не нужны.

Отказнички. Так называют таких детей сами работники больницы. 2. ИБОНиН расшифровывается как инфекционно-боксированное отделение новорожденных и недоношенных. Работают здесь врачи-неонатологи или микропедиатры — люди, которые первыми приходят на помощь детям от рождения и до 1 месяца.

3. В ИБОНиН лежат мамы с новорожденными детьми, а также мамы с детьми, которым по показаниям необходимо находится под присмотром врачей и получать лечение.

4.

В отделении есть палата с особенными пациентами — как раз теми, кто ничем не отличается от других новорожденных, кроме одного. Только появившись на свет, они стали не нужны своим родителям.

5.

Причин этому много. Часто это дети антисоциальных элементов — бомжей, проституток, наркоманов. И вопреки устоявшемуся мнению, по словам врачей отделения, эти дети не всегда имеют какие то крайние степени отклонений и болезней. Просто они не нужны. Бывают дети и от обычных, нормальных, с общепризнанной точки зрения, родителей (с точки зрения социальной роли).

Просто их мамы и папы не имеют желания или возможности забирать и воспитывать своих детей. Этот мальчик родился за неделю до нашего прихода. Его мать фактически выпроводили из отделения, т.к.

она ни разу не брала и не просила принести своего новорожденного ребенка, используя отделение лишь как возможность спать в чистоте и питаться. Выписавшись, ребенка (совершенно нормального и здорового) она забирать не пожелала.

6.

Эта хорошенькая и совершенно здоровая девочка с очень похожей судьбой.

Вообще, со слов медицинского персонала этого отделения, бывает так, что маме просто негде жить, некуда нести своего ребенка.

Или нет средств на то, чтобы его выкормить. Неимущая мать-одиночка, живет случайными заработками, отец ребенка бросил ее еще на середине срока беременности, нет никаких родственников или крыши над головой.

Как результат — безысходность, слабость и отсюда — отказ. Иногда это дети малолетних мам и, зачастую, крепкие и здоровые младенцы

7.

Основная проблема больницы с такими детьми в том, что эти дети как бы «бесхозные» и на балансе государства не стоят.

Они есть физически, но документально их еще нет. То есть, у них нет статуса сироты, нет постоянного места жительства — Дома малютки. Поэтому «содержания» по бухгалтерским документами здравоохранения им не полагается.

Как и не полагается питания, лекарств, пеленок и подгузников.

Когда они достигают возраста 1 месяц, их переводят в Дом малютки. А до того времени — врачи вынуждены либо распределять на таких деток то, что есть в наличии в отделении (а как правило распределять нечего), либо надеяться на помощь благотворительных организаций, меценатов и волонтеров. Часто помогают памперсами, элементарными предметами и детским питанием лежащие здесь же мамы со своими детьми.

8.

У новорожденных здоровых детей есть большие шансы не оказаться в детском доме, несмотря на то, что их не забрали родные родители. На сегодняшний день желающих усыновить новорожденного малыша очень много — это семьи, которые не могут иметь детей и иностранцы.

Но все же, это не кровные родители.

Очень тяжело осознавать, что кровным родителям эти дети лишь обуза.

9.

Этажом ниже ИБОНиН, в 5-й севастопольской больнице другое детское отделение. И здесь тоже есть та самая «особая палата».

10. В этом отделении находятся отказнички до года.

Но они сюда попадают не из ИБОНиН. Их привозят из города — обследовать и решать, что делать дальше, или лечить, если такое лечение необходимо. Это дети, которых у неблагополучных родителей отбирают социальные службы. Некоторые родители уже могут быть лишены родительских прав, некоторые еще нет.

11.

По словам заведующей отделением, дети здесь тоже довольно часто здоровые и нормальные. Вот только родителям они не нужны. Хоть и не всегда. Бывают случаи, когда за отобранным ребенком мать таки возвращается. Пройдя семь кругов чиновничьего ада, доказав десяткам людей свое желание и возможность полноценно растить и воспитывать своего ребенка.

Пройдя семь кругов чиновничьего ада, доказав десяткам людей свое желание и возможность полноценно растить и воспитывать своего ребенка.

И воспитывают, кардинально меняя свой образ жизни.

12.

Очень запомнились одни слова, оброненные кем-то из персонала в отделении — отказнички, давно находящиеся в отделении обычно не плачут.

Если сравнивать с теми детьми, у которых есть мама — то вообще не плачут. Как будто плач и крик — это способ общения с мамой, привлечение к себе внимания. А тут они как будто понимают, что звать некого.

Поэтому не плачут. Тихо так лежат.

И еще замирают, не шевелятся, когда их берут на руки, может быть ожидая, что их с этих рук уже не выпустят.

13.

Мама для этих детей — заведующая, старшая сестра и дежурные девочки-медсестры.

14.

В палате четыре места. В палате четыре конвертика. Здесь карточку с именем и данные о ребенке не привязывают к кроватке — ее вставляют в красивые нарисованный конвертик.

Сегодня два конвертика пустые. Хочется, чтобы пустыми были все четыре

15.

Детская реанимация. В каждой детской больнице есть это отделение. Туда поступают самые тяжелые дети, которые находятся на грани жизни и смерти. Причем возраст их различен — это может быть и младенец после родов, который еще не научился дышать, так и 13-14 летний подросток, попавший в беду.

Врачи реаниматологи сопровождают тяжелых детей на лечение в другие больницы, дежурят по всем отделениям и приходят на помощь в случае остановки маленьких сердец.

16. Как и чем лечат? С помощью аппаратуры полувекового возраста, лекарств, которые удалось выбить и доброго слова.

Если у ребенка есть родители, которые могут приобрести необходимые лекарства — то это хорошо. А если не могут, то. родители идут по миру с протянутой рукой и просят подарить жизнь их ребенку, которая зависит от денег.

И остается уповать только на профессионализм врачей и Божью помощь

17. Детки-отказники в этом отделении несчастны во всех смыслах этого слова.

Если у здоровых деток есть шансы обрести свою семью, то у этих таких шансов почти нет.

18.

У этой девочки сложный диагноз и неестественно подвернутая правая ножка, которая не имеет сустава и не разгибается, а также нет носовой перегородки. Ее мама ушла из роддома, оставив свою дочь в реанимационном отделении.

Больше ее в больнице не видели.

19.

Врачи, как могут, стараются сохранить жизнь этому ребенку и несмотря ни на что, будут бороться за жизнь этого ребенка — делать операции по исправлении ножки и восстановлению носовой перегородки, которая отсутствует у ребенка с рождения

20. Жизнь другой девочки зависит только от сложного оборудования, способного искусственно поддерживать жизнедеятельность организма. Обычно здесь находятся недоношенные детки.

Но эта девочка родилась почти в срок. Вот только весит она 1 кг 70 грамм.

21.

Она — второй ребенок в двойне.

И всю беременность служила, как говорят врачи, донором для второго, родившего здоровым, ребенка. Оттого и такой аномально малый вес.

22.

Маленькая ручка сжата в кулачок, ребенок борется и, наверное, надеется.

Но его мать забрала только здорового ребенка

23.

Но справедливости ради следует сказать, что не все родители такие черствые к новорожденным детям, у которых проблемы со здоровьем.

В отделении реанимации практически всю свою жизнь — а это больше года — находится Анна-Мария, которой врачи поставили страшный диагноз — гидроцефалия. И все это время рядом с ней находится ее мама, жизнь которой изменилась с рождением дочери.

Вот как бывает — в совершенно нормальной семье родился ребенок с тяжелым диагнозом. Но никто от него не отказался, никто его не оставил в больнице.

Понимая, что шансы на полное выздоровление равны сотым долям процентов, родители и на лечение за границей сумели собрать деньги, и даже несмотря на то, что ребенок 18-й день находится в состоянии комы после клинической смерти, ее мама здесь, в реанимационной палате.

Рядом с дочерью.

24.

Для мамы Анны-Марии этот экран — чуть ли не единственное средство общения со своим ребенком.

25.

Очень хочется, чтобы у родителей, оставляющих своих детей неважно где — в роддоме, больнице или просто на улице — в голове включалась такая же надпись, как на входе в детскую реанимацию.

Источник:

Требования к усыновителям новорожденных

Новорожденный — неадаптированный к среде и неокрепший человек. Он требует много внимания и практически все время мамы.

Тяжело обойтись и без помощи ее супруга — новоиспеченного папы. То, что нужно для усыновления ребенка из дома малютки в России, почти не отличается от требований к усыновлению деток более старшего возраста. А именно:

  • Психическое и физическое здоровье.
  • Отсутствие судимости за противоправные деяния, связанные с нанесением вреда здоровью человека.
  • Разница в возрасте с малышом должна составлять не менее 16 лет.
  • Наличие работы и обеспеченность постоянным доходом для нормального существования.
  • Отсутствие гражданства США или других стран, где разрешены однополые браки.
  • Требуется отсутствие вредных привычек.
  • Кандидаты не должны быть теми, кого лишили родительских прав или приемными родителями, что уже пробовали воспитывать детей и вернули их, а также опекунами, которых лишили этого звания.
  • Совершеннолетие обоих потенциальных родителей.
  • Наличие собственного жилья достаточной площади.

Состояние своего здоровья необходимо подтверждать прохождением медицинской комиссии.

При соответствии всему вышеперечисленному и наличии необходимых документов, можно готовиться к судебному слушанию. На суде присутствуют усыновители, сотрудники органов опеки и прокурор.

Потенциальным родителям следует объяснить, почему они решили взять ребенка именно из дома малютки.

Необходимо привести убедительные доводы, поскольку прокурор должен понять, ребенок усыновляется ради его счастливого будущего, а не из каких-то расчетливых побуждений. После того, как суд примет положительное решение по усыновлению, малыша можно забрать к себе домой и зарегистрировать в ЗАГСе. Усыновленные дети приравниваются к родным.

Поэтому законодательство РФ предусматривает выплаты для усыновителей в таких же размерах и сроках, что и для родителей в обычных семьях. Усыновление малыша — нелегкий и длительный процесс. Но при огромном желании, сделать это возможно.

Недавно родившегося кроху можно взять в роддоме или в доме малютки.

Самое главное, чтобы усыновители смогли полюбить этого ребенка, без каких-либо условий и стали ему настоящими родителями.

КРОХИ-НЕСЧАСТЬЯ. Дети-отказники годами живут в больницах

Маленькая подмосковная больница, палата на 6 мест. За окном бушует весна. Но здешние дети солнце видят только через оконное стекло.

С ними некому гулять. Их некому любить. Порой нет даже человека, который просто взял бы их на руки, покачал, поагукал… Взрослые появляются перед ними всего на несколько минут: покормить, сменить одежду, дать лекарство… Эти дети — отказники. Те, кому не нашлось места ни в родной семье, ни в сиротском заведении.

Дважды проклятые. Мест в домах ребенка не хватает, и своей очереди приходится ждать порой по нескольку лет. Ждать можно только здесь — в обычной детской больнице.

Где нянечек не хватает даже для “законных” больных… Мы почти ничего не знаем о них. Лишь изредка всплывает информация о безобразиях, творящихся с этими детьми: где-то им заклеили рты — чтобы не плакали, где-то привязали к батарее — чтоб не падали. Вот, собственно, и все. — Проблема отказных детей, живущих в больнице, долгое время вообще замалчивалась, — говорит председатель комиссии Общественной палаты по вопросам социального развития Александра Очирова.

— Мне о ней стало впервые известно случайно, от мамочек, которые лежали со своими детьми в больнице и увидели этих обездоленных крох… По закону, когда ребенок получает статус “отказного” в роддоме или изымается из неблагополучной семьи, он попадает в стационар детской больницы, чтобы пройти там обследование, и затем должен быть направлен в сиротское заведение.

Но зачастую отказные дети годами находятся в больнице — не по медицинским показаниям, а потому, что дома ребенка переполнены. — В больницах не предусмотрено дополнительных штатных единиц (врачей, воспитателей, нянечек) для отказников — и персонал при всем желании не может уделять им внимание, гулять с ними, — продолжает Очирова.

— Поэтому многие дети за все время своего пребывания в больнице ни разу не были на улице, некоторые даже не выходят из палат. С каждым днем у малышей-отказников уменьшается шанс стать нормальными людьми. С каждым днем они, лишенные общения, все больше отстают от своих сверстников в физическом и психическом развитии.

Зачастую дети попадают в больницу здоровыми, а выходят с больничным синдромом не разговаривают, не улыбаются, не умеют играть.

— Дети все время лежат в кровати, так обслуживающему персоналу легче с ними работать, — рассказывают волонтеры — добровольцы, которые помогают больничным малышам. — Иногда над теми, кто пытается вставать, натягивают специальную сетку — чтоб лежал… — Совершенно недопустимо, чтобы самое важное время своего развития, когда закладываются основы человеческой личности, будущей судьбы, дети проводили в больницах фактически в одиночестве, — объясняет детский психолог Елена Логинова. — Ведь сразу после появления на свет младенец должен развить кору головного мозга, передать ей функции хватания, ползания, хождения и т.д.

Сделать это можно только с помощью взрослых.

Работа эта настолько мощная, что за два года жизни вес мозга младенца удваивается.

Потом это время наверстать очень сложно, а иногда и невозможно. * * * В палате отказников одной из подмосковных больниц (не буду называть ее, дабы не навлечь на врачей начальственный гнев) я появилась в обществе волонтеров. Эти люди оказывают всяческую помощь — привозят одежду, памперсы, игрушки.

Но главное — не позволяют отказникам превратиться в “растения”. Играют с ними, гуляют, разговаривают… Движению волонтеров уже три года.

Большинство добровольцев — мамы, в свое время находившиеся в больницах с собственными детьми.

— У всех у нас семьи, но находим время и для больничных малышей, — рассказывает активная участница движения Марина Андреева. — Я, например, сейчас собираюсь бросить работу, благо муж в состоянии обеспечить семью.

А то сижу в офисе с бумагами и думаю: “Что я тут делаю? Меня там, в больнице, дети ждут”.

Наше появление в палате отказников вызывает радостную суету.

Кто-то из малышей тянет к нам руки, кто-то показывает свои богатства — погремушку, мишку… Самая старшая в палате, 4-летняя Сонечка, обнимает меня так, будто я самый любимый человек в ее жизни. Я с опаской оглядываюсь на прозрачные окна палаты. Мне уже сообщили, что в большинстве больниц волонтерам и иже с ними брать детей на руки, общаться запрещают.

Почему? Скорее всего медперсонал не хочет приучать детей к рукам. Но в этой больнице, кажется, можно.

Беру девочку на руки — и в миг оказываюсь зацелованной. Хочу вручить ей принесенную игрушку — лохматого щенка, но Марина останавливает меня.

“Отдай лучше Наташе! Сонечка и так счастливица — на нее уже готовят документы усыновители…” — Усыновление, опека, нормальная семья — единственное спасение для таких детей, — констатирует руководитель объединения волонтеров Елена Альшанская.

— Кто вырастет из отказника, который в детстве видел только железную решетку своей кроватки да больничные стены?

Этим детям не поможет дом ребенка, даже самый лучший. Только семья! Между тем именно отказникам труднее всего найти семью. “Засекреченных” больничных детей усыновляют редко, о них просто никто не знает.

А у чиновников, как водится, есть дела и поважнее. СПРАВКА “МК” Официальной статистики по отказникам нет. По данным Департамента молодежной политики, воспитания и социальной защиты Минобразования РФ, количество детей-сирот, находящихся в больницах, приютах и других учреждениях временного пребывания, составляет 11 388.

11 388 ДЕТЕЙ СЕЙЧАС ЛЕЖАТ ПОД СЕТКАМИ НАД КРОВАТКАМИ! ОНИ НИКОГДА НЕ ВИДЕЛИ СОЛНЦА! ИХ НИКОГДА НЕ ОБНИМАЛИ ПЕРЕД СНОМ!

Например, в Подмосковье около 620 отказников живут в больницах. Только в одной городской детской больнице г. Читы сейчас живут 70 отказных детей.

В государственной клинической больнице Краснодара — 35 отказников. В Екатеринбурге — 250, в больницах Новосибирска и области — около 200.

ВОТ ОДНА ИЗ ОРГАНИЗАЦИИ ПОМОЩИ ДЕТЯМ — ОТКАЗНИКАМ В БОЛЬНИЦАХ. ДАВАЙТЕ ПОМОЖЕМ! ВСЕГО 25 РУБЛЕЙ!

Дома малютки и растерзанная душа.

8 марта 2018Дом ребенка или дом малютки, как его называют — самое страшное учреждение для меня.

Именно там сердце сжимается до крошечных размеров, на глаза накатываются слёзы, а в горле застревает ком таких размеров, что говорить получается только шепотом.Дома ребенка — это закрытые учреждения и попасть туда с улицы просто так не получится.

В этих учреждениях проживают дети с рождения и до 3-х лет. Далее уже ребёнок попадает в детский дом, в приемную семью или же отправляется к родителям, если они у него есть или им восстановили родительские права. Почти 50% детей в подобных учреждениях — дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных родителей.

Многих помещают туда для профилактики и потом возвращают в семью, если родители — адекватны и способны позаботиться о ребенке. Если нет, то малыши по достижению 3-х лет переводятся в другие учреждения.

Все подобные дома для малюток контролируются комитетами здравоохранения, в то время, как детские дома подчинены комитетам по социальной политике, а школы-интернаты — комитетам по образованию.

Я была в нескольких учреждениях подобного типа. Внешне они похожи на обычные здания детских садов, вот только малышей по вечерам никто не забирает.В каждом доме ребенка есть специальные боксы, куда помещаются детки со слабым здоровьем, которые родились раньше срока или могут быть инфицированы. Крошечные малыши, подключенные к различным аппаратам жизнеобеспечения.

Некоторые не доживают и до года.

А кого-то врачам удается выходить.

Я видела малыша, который родился на 2 месяца раньше срока — крошечный человечек, улыбчивый, с нежными маленькими пальчиками и бездонными голубыми глазками. Он меньше остальных деток-ровесников, но чувствуется в нём безграничная воля к жизни, что-ли. Он так крепко вцепился в мой палец, что я не удержалась и нарушила запрет — попросила подержать его на руках.

Позволили. В группах проживают по 3-4 (редко по 6) ребенка. За ними закреплен определенный персонал, который днями и ночами находится рядом.

В блоке обязательно дежурит бригада врачей. Сейчас дома ребенка переоборудуются в квартиры для проживания по семейному типу (). Малыши с самого детства недополучают внимания, нежности, любви, которые так важны для развития ребёнка — персонала не хватает.

Да и представьте, как сложно справляться с малышами до 2-х лет, тем более когда их четверо. Все малыши часто болеют. Врачи объясняют это отсутствием материнской «защиты».

Я вышла из дома ребенка в растерзанных чувствах. Хотелось плакать, кричать, ненавидеть весь мир. Я шла и пыталась понять, пыталась объяснить самой себе, что за причина должна быть у родителей, чтобы оставить такого крошечного, беззащитного и так сильно нуждающегося в родительской ласке и любви человека на произвол судьбы.

И я её нашла. Нашла всего одну объективную — смерть.

Можно бесконечно долго искать оправдания и не находить их. Факт на лицо. Эти маленькие 80 человечков живут и ждут, когда мама их заберет. Но вот заберет ли. За грехи родителей — платят их дети.

И платят сполна.На очереди — детские приюты. О них — в следующей статье. ——Спасибо за внимание! Вопросы, комментарии, пожелания — пишите в другу-боту —

Оформление отказа

Если такое тяжелое решение было принято, то должен выполняться определенный процесс оформления как отцом, так и матерью.

Отказ от ребенка влечет за собой некоторые юридические процедуры.

Однако они не занимают много времени и проводятся в стенах родильного отделения.Во-первых, женщина должна написать заявление на отказ от ребенка.

Образец такого документа должен быть в родильном отделении. Заявление пишется на имя заведующего отделением в свободной форме, но с указанием личных данных и данных ребенка.После того как заведующий родильным отделением получает заявление, он обязан уведомить об этом органы опеки.Отец ребенка так же имеет право на его воспитание, поэтому отказ от отцовства в добровольном порядке предусматривает написание такого же заявления.Если мужчина разведен с матерью ребенка, но с момента развода не прошло трехсот дней, то он все равно автоматически считается отцом новорожденного и должен написать отказную.

Во время прогулки добровольцы постоянно держат малюток на руках.

Более удобно было бы носить их в слингах.

Представители службы «Милосердие» будут благодарны всем, кто найдет возможность пожертвовать слинги

Несколько дней назад мы рассказывали , во время которой добровольцы службы «Милосердия» собирали денежные средства и предметы ухода за детьми для «отказников» одной из московских больниц. Сегодня мы публикуем фотоотчет о том, куда попали собранные памперсы.

Со склада службы «Милосердие», расположенного в храме иконы Божьей Матери Знамение Первой Градской больницы, мешки с памперсами грузят в автомобили добровольцев.

Слева — координатор проекта Полина Юферева, справа — доброволец Анна Караваева

На снимке: доброволец Елена Мусфанова загружает последний мешок. Раньше Елена работала в страховой кампании начальником расчетно-аналитического отдела.

Взяла на год отпуск и теперь помогает на кухне в одном из подмосковных храмов. В Интернете, оставила о себе информацию, что может помогать, перевозить вещи на своей машине

Недавно добровольцы подумали, что было бы хорошо организовать в Москве .

Когда матери пытаются избавиться от своих нежеланных детей, они подкидывают их, выбрасывают в мусорные баки. Но если новорожденного ребенка оставить где-то на лавочке при минусовой температуре, он может замерзнуть и погибнуть. Чтобы этого не происходило, чтобы дети не гибли, не получали увечья, при медицинских учреждениях можно открыть специально оборудованные окна: с подогревом, вентиляцией, где мать анонимно сможет оставить свое дитя в безопасности.

Дальше срабатывает сигнализация, выезжает «Скорая», ребенка забирают врачи и забирают его.

Такие «окна» уже распространены в Европе. На протяжении десяти лет девяносто «окон» работают в Германии.

Существуют они в Польше, Венгрии, Чехии, на Украине. Елена очень беспокоится о том, чтобы и в Москве появились такие окна.

Только по официальной статистике за 2009 год в Москве, погибло восемь детей, оставленных матерями на улице. На снимке: Елена на своем автомобиле везет памперсы детям, оставшимся без попечения родителей

Конечный пункт — отделение для отказников в одной ихз московских больниц.

На снимке: сотрудники больницы помогают добровольцам службы «Милосердия» разгружать мешки с предметами ухода за детьми

Пока мешки сложены в конференц-зале отделения

На снимке: сестра отделения выносит добровольцам детей для прогулки

Добровольцы службы «Милосердие» второй месяц помогают в отделении для «отказников». Полина Юферева, координатор проекта помощи детям-отказникам в московских больницах(на снимке — слева): Сначала Добровольцев попросили приходить по средам, чтобы помогать носить детей на диагностику в другой корпус.

Некоторым детям семь дней от роду, двенадцать, то есть они только-только из роддома, но чаще месяц-два.

Одна медсестра должна десять детишек доставить в главный корпус.

Приезжает машина, но, в любом случае, руки нужны для каждого ребенка. Чтобы распеленать, положить на кушетку, подержать пока ему делают УЗИ

Оля — прихожанка храма св.блгв.Царевича Димитрия.

Еще недавно она работала в офисе, теперь трудится в храме…

и два раза в неделю приезжает с добровольцами в детскую больницу

Доброволец Анна Нетылько работает воспитателем в детском саду, параллельно учится в педагогическом университете. Ане жалко брошенных детишек. «Период до годика, — убеждена она, — самый важный в жизни ребенка.

Здесь, конечно, есть дети с проблемами в развитии. Но если сейчас с ними не общаться, просто хотя бы на руках не держать, позже это обернется большими проблемами»

Полина Юферева: «Недавно в отделении мы проводили уборку: мыли беседки, полы, окна.

Периодически привозим то, что собираем на акциях: памперсы, мыло, шампуни, всякие средства по уходу за детишками.

Теперь погода хорошая, мы начали гулять с младенцами.

Как правило, семь добровольцев приезжает для этого дважды в неделю.

Когда наберем еще группу, будем гулять трижды. А необходимо еще чаще. В базе у меня уже около тридцати добровольцев, которые прошли собеседование…»

…Будем гулять, общаться.

Сколько ребенку требуется внимания?

Мама была бы с ним все двадцать четыре часа.

Здесь же, в отделении, на 25 грудничков – две медсестры. Как им справиться? При том что большинство детей больны, за ними нужен особый уход. Некоторые на зондовом питании, кушают через трубочку.

Другие послеоперационные, нуждающиеся в перевязках.

Сколько нужно ухода, сколько сил на ребеночка. Пока медсестра занимается с одним, остальные двадцать малышей остаются без внимания. Только потому, что не хватает рук.

Медицинский факт: чем больше общаешься с детьми, тем лучше идет их развитие.

И даже при врожденных патологиях, могут происходить изменения в лучшую сторону, младенчество — возраст достаточно мобильный. Чем больше внимания будет уделено этим детям, тем более здоровыми они вырастут»

Во время прогулки добровольцы постоянно держат малюток на руках. Более удобно было бы носить их в слингах.

Представители службы «Милосердие» будут благодарны всем, кто найдет возможность их пожертвовать

Слева с малышом — доброволец, справа — усыновитель, который уже два месяца приезжает к малышу, пока идет процедура оформления документов

Малыш ищет уверенности,.

…ждет поддержки

Пока добровольцы гуляли и дарили свое время и внимание малышам, «скорая» привезла очередного младенца, от которого отказалась мама Памперсы, средства по уходу, слинги и можно приносить в Комиссию по церковной социальной деятельности: г. Москва, Ленинский просп., д.10, корп. 5 (Храм иконы Божией Матери «Знамение») Андрей РАДКЕВИЧ Категории: ,

Как обращаются с детьми в больницах и детских домах и почему?

Я часто прихожу в детские дома, интернаты и больницы.

По телевизору часто можно увидеть передачи о работников учреждений для сирот и инвалидов. Шокирующие кадры об избиении детей и жестокости взрослых.

Чаще всего реальная ситуация, конечно же, значительно лучше. Но вот отношение медсестер и нянечек я встречала разное. Однажды в доме малютки довелось увидеть, как нянечка уронила ребенка при купании и поднимала за ножку.

Малышке было около полугода, а женщина предъявляла «образцовый уход».

Стало страшно. Я побежала к врачу, работавшему там и услышала: «А что Вы хотите? Чтобы здесь работать, нужны стальные нервы, вот и притупляется.» Вот и притупилось.

Я уже о том, что дети, живущие в учреждении по режиму, не слышат своих потребностей и желаний, потому и не плачут.

Но ситуации, когда детей не переодевают и не подмывают вовремя, потому что «по часам рано», заставляют меня сжиматься в комок и бежать оттуда, как от чумы.А истории о том, что детей связывают, к сожалению, оказываются не мифом. Просто слишком активные, они могут покалечиться, ведь смотреть за ними постоянно просто некому.Наконец, детские больницы — это сборная солянка из «домашних» детей и сирот. Туда привозят малышей, изъятых у неблагополучных родителей, а также направляют лечить из интернатов.

Обычно у «отказников» свой бокс, где они лежат все (вы бы удивились, узнав, что одновременно в небольшой больнице может лежать полтора-два десятка сирот). Медсестры, надо отдать им должное, четко выполняют предписания, кормят и дают лекарства.

Но дети эти им мешают, ведь за ними нет мамы, которая покормит, оденет, помоет и успокоит.

Приходящих же волонтеров часто выгоняют, запрещают брать детей на руки.

Чтобы не нарушить тот самый казенный режим.

Я понимаю, как тяжело приходится работникам (чаще — работницам), Я знаю, что плач никому не нужных детей утомляет, заставляя заткнуть уши. Я осознаю, что чувствительные люди не могли бы там работать. Но сердце продолжает обливаться кровью, а неустроенность всего этого и собственное бессилие давят и заставляют закрывать глаза и уши.

Я не знаю, идет ли речь о деформации или уже о чем-то более страшном.P.S.

Все, о чем я пишу — только фрагменты личного опыта. Безусловно, есть разные люди — нянечки, воспитатели, медсестры, хорошие и прекрасные. А главное — я очень уважаю их работы.

Другие статьи по темам

СюжетЛюдиСобытиеМестаПрочее16+© 2020 The Village. Новости Москвы, Санкт-Петербурга. Люди, места, события. Использование материалов The Village разрешено только с предварительного согласия правообладателей.

Все права на картинки и тексты в разделе Новости принадлежат их авторам.Прогноз погоды предоставлен Мы используем cookie, чтобы собирать статистику и делать контент более интересным.

Также cookie используются для отображения более релевантной рекламы. Вы можете прочитать подробнее о и изменить настройки вашего браузера.

Коротко о домах малютки

Содержание В 2020 году на территории РФ функционируют следующие виды учреждений для детей-сирот:

  1. школы-интернаты (для детей в возрасте от 6 до 23 лет);
  2. центры семейного устройства (для детей в возрасте от 0 до 23 лет);
  3. дома малютки (для воспитанников в возрасте от 0 до 4 лет);
  4. дома-интернаты (для детей-инвалидов).

Дома малютки относятся к медицинским организациям.

Поэтому они находятся под контролем региональных министерств здравоохранения.

Руководителем организации является главврач.

Особенностью учреждений является возможность помещения в организацию ребенка с момента рождения и до 3 лет (если воспитанник имеет удовлетворительное состояние здоровья) или до 4 лет (если ребенок нуждается в медицинском контроле). Как правило, после 3 лет несовершеннолетний переводится в центр семейного устройства или школу-интернат.

А дети с ограниченными возможностями здоровья в 4 года переводятся в дом-интернат.

внесло значительные изменения в правила помещения детей в организации для детей-сирот. Если раньше все дети в возрасте от 0 до 3 лет помещались только в дома ребенка, то теперь данные полномочия есть и у центров семейного устройства. Поэтому в домах малютки воспитываются следующие категории детей:

  1. дети, помещенные по заявлению родителей.
  2. дети, нуждающиеся в медицинском контроле;
  3. отказники из роддомов;

Зачастую кровные родители, поместившие ребенка по заявлению, забывают о нем.

Поэтому несовершеннолетний остается в организации уже в качестве оставшегося без родительского попечения.

“Больно от того, что хочется всех взять, но это само собой физически невозможно”

Сейчас в Доме Малютки живет 76 детей, это средняя цифра. Есть 10 групп, две грудные — по восемь ребятишек.

И о каждом из этих малышей Екатерина знает все.

И это, по ее словам, самое трудное в работе:- Больно за детей, когда узнаешь первично, с чем они сюда попадают, что такое случается в жизни нашей. Больно еще от того, что хочется всех взять и это само собой физически невозможно.

Хочется всем и каждому найти семью, чтобы каждый был счастлив, но понятно, что это — как объять необъятное и от этого не по себе.Екатерина признается, что каждый раз узнавая историю ребенка, она пропускает все через себя.

Несмотря на немалый опыт работы за плечами, абстрагироваться — это не про нее. Но есть и то, что помогает оставаться в ресурсе.- Сколько лет работаю, все через сердце. Особенно, когда за душу берет история.

Ребенок — самый незащищенный человек и обидеть его легко. Да, тяжело все пропускать. Держаться “на плаву” помогают мысли о том, что они сейчас здесь, у нас, и это хорошо.

Пусть у них это было в прошлом, но на данный момент они накормлены, сыты, чистые и умытые, одеты, в тепле. Спать лягут вовремя, здесь и занимаются с ними.

Ребенку хорошо и от осознания этого становится хорошо на душе. Днем с ребятишками в Доме малютки работает воспитатель и младший медперсонал. Малыши живут по режиму, по утрам — зарядки и завтраки, есть и развивающие занятия, прогулки, и, конечно, время просто поиграть.

Работают в Доме малютки и два врача-дефектолога, которые проводят индивидуальные занятия.

Вечером на смену персоналу приходят медсестры. Они купают ребятишек, проводят все вечерние процедуры, и ночуют здесь же, охраняя сон малышей.

Но время идет, и однажды наступает момент Дом малютки покидать. У каждого это происходит по разному.- Когда ребенок уходит под опеку — мы радуемся за него, искренне. Потому что госучреждение не даст то, что может дать семья.

В семье только ему будет уделяться внимание и, конечно, мы радуемся, особенно когда забирают в более благодатные регионы, например на море куда-то.

Мы радуемся что они будут жить в благоприятных условиях.Но, к сожалению, далеко не всех малышей ждет такая судьба, не все уходят в семьи.

Есть и те, кто попадают в детские дома или дома инвалидов.- Когда ребенок уходит в детдом — это грустно. Не знаешь, что будет дальше и какая судьба.

Там их ожидает сложная взрослая жизнь, здесь они ангелочки маленькие, а там уже попадают в такой мир, который может оказаться жесток.

Испытываешь и боль, и обиду из-за неизбежной судьбы, что так сложилось. Есть и те дети, которые пострадали в младенчестве из-за образа жизни родителей.

Они попадают сюда ослабленные и некоторые восстанавливаются очень сложно. Есть дети-инвалиды, а люди не берут под опеку “тяжелых” детей.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+