Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Семейное право - Иск об определении места жительства ребенка с отцом суд практика

Иск об определении места жительства ребенка с отцом суд практика

Иск об определении места жительства ребенка с отцом суд практика

Ребенок на два дома

Очень важное решение приняла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. Она изучила спор о «разделе» ребенка, родители которого расстались, но каждый из них хочет общаться с малышом так, как он считает нужным, и столько, сколько сочтет необходимым. Верховный суд объяснил, что споры надо решать только в интересах детей, а не родителей. Фото: iStock Все знают банальную истину, большими буквами записанную в Семейном кодексе РФ, — права и обязанности по отношению к ребенку у папы и мамы одинаковы.

И поэтому они, в случае расставания, должны решать сами, с кем из них будет жить ребенок, а с кем встречаться, как часто это будет происходить и как долго должны длиться встречи. Как показывает отечественная судебная практика, далеко не всем родителям удается мирно и грамотно решить этот тяжелый вопрос.

Тогда единственный выход — идти в суд. По закону именно судья должен, если папа с мамой не договорятся, решать вопрос о графике общения родителей с ребенком.Наша история началась в Краснодарском крае, где в районный суд фактически с одинаковыми исками обратились родители маленького мальчика.

Они после рождения малыша разъехались. Несмотря на то что ребенку чуть больше года, рассказала суду мать, отец препятствует ей в общении с ним.

Поэтому она просила суд определить место жительства ребенка с ней, назначить алименты и решить, когда и сколько мальчик будет общаться с отцом.По представлению матери, порядок общения ребенка и отца должен выглядеть следующим образом. Встречаться они могут по четным числам каждого месяца с утра до обеда, как дома у матери, так и в общественных местах — в парках, на детских аттракционах, в торговых центрах и в прочих подобных заведениях. Но все должно происходить в присутствии матери, пока малышу не исполнится три года.

Потом отец с сыном могут общаться вдвоем.Верховный суд РФ категорически не согласился с правилами деления ребенка, по которым тот вынужден ­переезжать то к отцу, то к материОтец во встречном иске попросил оставить ребенка жить с ним, но в случае отказа суд, по его мнению, должен определить график общения с сыном. По представлениям родителя, вот как должен выглядеть этот объемный список требований к общению.Каждую неделю отец хочет общаться с сыном четыре дня с утра до девяти вечера с правом посещения сыном отцовского дома и без присутствия матери.

Как только малышу исполнится два года, он будет оставлять его ночевать у себя дважды в неделю. Если мать заболеет или куда-то поедет, то ребенок должен передаваться отцу.

Но и это еще не все требования.Общение с ребенком в праздники, по мнению отца, надо поделить между родителями поровну «с ежегодной ротацией». Каждый нечетный день рождения мальчик должен встречать с отцом.

Дни рождения родственников малыш проводит по месту жительства того родителя, чьи родственники — именинники.

Да и ежегодный отпуск летом с сыном отец должен проводить обязательно, а месяц выбирать по своему желанию.Суд спросил мнение органов опеки, и те поддержали требования матери. Тимашевский районный суд принял весьма оригинальное решение.

Он иски удовлетворил частично.

Жить ребенок, которому на момент суда не было еще и двух лет, будет с матерью.

А вот общаться с родителем будет по графику, придуманному отцом. Причем суд в своем решение предупредил мать, что если она не будет выполнять требования отца, то к ней

«примут меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях и исполнительном производстве»

. А если не будет выполнять решение суда «злостно», то ребенка передадут другому родителю.Весной прошлого года Краснодарский краевой суд полностью поддержал это решение.По мнению Верховного суда, жизнь «на два дома» ведет к формированию у ребенка двойственного восприятия реальности, навыков манипулирования и лишает малыша чувства настоящей семьиМать малыша дошла до Верховного суда РФ, который категорически не согласился с правилами деления ребенка, которые приняли его коллеги.

По их логике, малолетний ребенок фактически должен был жить на два дома.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда решила, что это неправильный вердикт.Вот что увидел в этом споре Верховный суд. Обследование жилища матери показало, что у нее есть все условия для нормальной жизни ребенка. Администрация района дала заключение, что ребенка целесообразно передать матери.

Уполномоченный по правам ребенка не увидел никаких «исключительных обстоятельств», чтобы разлучить мать и сына.Районный суд в своем решение записал, что отцовский график общения отвечает интересам как обоих родителей, так и ребенка. А вот Верховный суд в этом усомнился. И напомнил коллегам Конвенцию о правах ребенка.

В ней сказано, что во всех действиях по отношению детей, первоочередное внимание уделяется «наилучшему обеспечению прав ребенка». И не важно, идет речь о государственных или частных организациях.То же самое говорится и в Семейном кодексе. В нем перечислено, что надо учитывать, решая, где и с кем останется ребенок.

Подробные разъяснения по этому поводу дал и пленум Верховного суда (N 10 от 27мая 1998 года).Пленум проанализировал именно споры по «разделу» разведенными родителями своих детей. Пленум подчеркнул: по требованиям родителей об определении места жительства ребенка юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством является выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (отцом или матерью) наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка.

При «разделе» ребенка суды проигнорировали мнение опеки. Фото: iStock Верховный суд заметил, что по требованию Гражданского процессуального кодекса выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными.

А в нашем деле они именно такими и были. Мать мальчика попросила суд назначить встречи отца с ребенком в ее присутствии, пока ему не исполнится три года.

Мотивов, почему это предложение суд не устроило, нет.

Зато отец просил много, и всем этим требованиям суд отдал предпочтение. Почему этот график лучше — суд промолчал.Верховный суд назвал юридически значимыми обстоятельствами режим дня маленького ребенка, удаленность места жительства отца от дома матери, режим работы отца и, соответственно, его возможность проводить с ребенком столько времени, сколько он потребовал, список близких родственников, на днях рождения которых малыш должен присутствовать.

И Верховный суд подчеркнул — ни одно из этих обстоятельств местные суды не установили.

А мнение опеки без объяснений проигнорировали. Апелляция с таким решением согласилась. Вот вывод Верховного суда: график отца — малыш должен жить четыре дня в неделю у него.

Причем дни — по выбору отца.Встречи с папой по 12 часов в сутки, прогулки в полтора-два года с отцом, но без матери, и так далее — все это недопустимый формат опеки. Потому что ведет к формированию у ребенка двойственного восприятия реальности, навыков манипулирования и лишает малыша чувства настоящего дома.

Мальчик, как подчеркнул высокий суд, вынужден жить на два дома, приспосабливаться к двум разным бытовым укладам, что создает для него нервозную обстановку.Опека дала заключение, что вариант матери не противоречит интересам ребенка, а вариант отца является недопустимым форматом. Почему местные суды оставили это заключение без внимания и правовой оценки?Суд решил, что спор надо пересматривать и обязательно при этом учесть его разъяснения. Власть Право Семейное право Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд Семейное законодательство Постановления Верховного Суда РФ

Определение места жительства ребенка в судебном порядке

Если же родители не могут прийти к согласию о проживании детей, суд самостоятельно решает этот вопрос.

В своем решении суд не только определит, с кем из родителей останутся жить несовершеннолетние дети, но и установит порядок общения с родителем, проживающим отдельно от детей.

Далее мы подробно рассмотрим, как происходит определение места жительства детей в судебном порядке.

Обсуждение ситуации

При определении места жительства несовершеннолетнего родители должны руководствоваться не желанием насолить друг другу, а интересами детей.

Поэтому необходимо оценить:

  • Желание ребенка. Мнение несовершеннолетнего в суде учитывается с 10 лет. Сами мать и отец наверняка знают, к кому из них дети привязаны больше.
  • Возраст детей. Если возраст ребенка менее 3 лет, то он должен остаться с матерью. Исключение составляет ситуация, если женщина не находилась в отпуске по уходу за ребенком или уход осуществлялся няней.

Обзор документа

Между бывшими супругами возник спор по поводу места жительства их несовершеннолетних детей. Суд определил место жительства сына с отцом, а совсем еще маленькой дочери — с матерью. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ с этим решением не согласилась.

Дети с рождения были вместе, после развода родителей проживают только с матерью.

Поэтому нужно было исследовать вопросы, касающиеся возможности разлучения детей без ущерба их физическому и нравственному развитию, привязанности сына к каждому из родителей, сестре и другим членам семьи (бабушке и дедушке). Необходимо было выяснить и то, может ли отец с учетом его рода деятельности и режима работы создать малолетнему ребенку условия для воспитания и развития.

Следовало выяснить мнение ребенка относительно того, с кем из родителей он хотел бы проживать. Кроме того, согласно принципу 6 Декларации прав ребенка малолетний ребенок не должен, кроме исключительных обстоятельств, быть разлучаем с матерью. Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: © ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: © ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Инюста

Размещено : / Обновлено : 20.02.2019 / Просмотрено : 9179 Для разрешения сложных, трудных дел Верховный суд Российской Федерации формирует и публикует обзоры своей судебной практики.

В обзор попадают реальные судебные дела, непосредственно прошедшие рассмотрение в высшем судебном органе. Понятна цель всего этого: на примере конкретного дела показать сложности, с которыми приходится сталкиваться нижестоящим судам, как нужно и какие нужно применить законы, а также какие процедуры следует соблюсти.

Такие обзоры изучаются судьями, адвокатами, специалистами юридических фирм и частными юристами, на них наряду с нормами права можно ссылаться в иске, возражениях, иных процессуальных документах.

Ситуация, ставшая предметом пристального внимания в данном случае, — формализм судьи при решении вопроса о том, с кем из родителей после развода должны остаться несовершеннолетние дети — двое сыновей.

Отец заявил, что дети должны остаться с ним, так как :

  1. у них есть все необходимые вещи, мебель
  2. с ним живут новая жена и еще четверо детей и все дети живут в отдельной комнате
  3. дети и так уже живут с ним почти год (до этого — с матерью)
  4. отдел опеки и попечительства рекомендовал определить проживание сыновей с отцом.
  5. у них сложился устойчивый круг общения
  6. сыновья посещают детсад/школу

Мать детей заявила, что:

  1. по месту жительства есть все необходимое — мебель, вещи, игрушки и пр.
  2. другой отдел опеки высказался за передачу несовершеннолетних именно ей, а не отцу.
  3. только она и дети живут в ее двухкомнатной квартире
  4. дети хотят остаться с ней

Что же в итоге решил районный суд, с которым согласился суд апелляционной инстанции?

Решением удовлетворены требования отца, и суд сделал это, так как имелось заключение органа опеки в пользу папы ребенка, установлено создание отцом условий проживания, сложившийся круг общения и имеет место быть факт проживания детей с отцом на момент судебного спора. Верховный суд отметил не только формализм решения суда первой инстанции, но и нежелание суда дать оценку всем обстоятельствам дела. Судьей не была дана правовая оценка других материалов и доказательств, а именно: — имеющемуся в деле заключению педагога-психолога, которым сообщалось о большей привязанности старшего из детей к матери и желании жить именно с ней, — прямой ответ старшего суду о том, что он желает жить с мамой, — представленному в дело заключению органа соц.

защиты о рекомендации оставить детей с матерью ввиду ненадлежащих жилищных условий в квартире истца (отдел опеки и попечительства по месту жительства матери). Таким образом, указал ВС РФ, нижестоящие суды проигнорировали явное желание старшего ребенка жить с мамой.

Именно это стало главной причиной отмены решения и направления дела на новое рассмотрение. Также суд отметил, что должны иметь особые веские причины разлучения малолетнего ребенка с матерью. Данные вопросы должны быть учтены не только ввиду норм семейного кодекса (), но и ввиду прямых требований международного права.

Мнение младшего ребенка, по всей видимости, прямо установлено не было либо у суда создалось мнение о внушении, поэтому суд указал на необходимость назначения судебных экспертиз для решения вопроса. Далее в обзоре в сжатом виде обобщены почти все вопросы, которые должны быть повергнуты правовому анализу со стороны суда.

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ N 4 (2015) Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23 декабря 2015 года III. Разрешение споров, связанных с воспитанием детей Определение N 83-КГ14-14 4. По требованиям об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей в целях всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела суд назначает экспертизу для диагностики внутрисемейных отношений.

Такого рода споры между родителями разрешаются судом с учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет. Р. (отец несовершеннолетних детей) обратился в суд с иском к Е.

(матери несовершеннолетних детей) об определении места жительства детей Д. и Н., освобождении от уплаты алиментов в отношении детей, возложении на ответчика обязанности передать детей истцу.

Е. исковые требования не признала и обратилась со встречным иском к Р., в котором просила определить место жительства детей с ней. Как установлено судом и подтверждено доказательствами по делу, брак между Е. и Р. прекращен 21 мая 2011 г.

на основании решения мирового судьи. От брака стороны имеют двух несовершеннолетних детей Д.

и Н. Судебным приказом от 22 января 2013 г.

с Р. в пользу Е. взысканы алименты на содержание детей Д. и Н. Р. и Е. проживают раздельно, несовершеннолетние дети Д.

и Н. с сентября 2013 года по июнь 2014 года проживали с отцом. В соответствии с актом обследования жилищно-бытовых условий от 27 июня 2014 г. по месту жительства Р. проживает вместе с женой Т.

и четырьмя несовершеннолетними детьми (три сына и дочь Т.) в двухкомнатной квартире общей площадью 41,7 кв.

м. У детей имеется отдельная комната, в которой присутствуют спальные места, имеются два стола для выполнения уроков, компьютер, принтер, шкаф для детской одежды, большое количество игрушек. Д. обучается в общеобразовательной школе, посещает секцию тэквандо, Н. является воспитанником детского сада.

Согласно акту обследования жилищно-бытовых условий от 30 июня 2014 г.

по месту жительства Е. на момент обследования она проживает с несовершеннолетними детьми в двухкомнатной квартире.

В квартире имеется необходимая мебель для проживания, детям выделена отдельная комната 16 кв. м, где есть спальные места для детей, стол для занятий, телевизор, компьютер, игрушки, книги и др.

По месту жительства Е. созданы необходимые условия для проживания несовершеннолетних детей. Разрешая спор и определяя место жительства несовершеннолетних детей с отцом, суд первой инстанции, руководствуясь ст.

61 и 65 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ), исходил из того, что с сентября 2013 года дети проживали и воспитывались с отцом, которым созданы надлежащие условия для их воспитания, развития и образования, у детей сложился привычный круг общения.

Кроме того, суд принял во внимание заключение органа социальной защиты, согласно которому место жительства несовершеннолетних Д.

и Н. возможно определить по месту жительства их отца Р.

С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции. Москва, М.Тульская, 2/1, 5 ИНЮСТА Юридическая фирма

ИНЮСТА ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ: СУДЫ, ПЕРЕГОВОРЫ, СДЕЛКИ БЕСПЛАТНЫЕ ЮР.

КОНСУЛЬТАЦИИ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, как принятые с существенным нарушением норм материального и процессуального права, и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав в том числе следующее.

Пунктом 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка провозглашено, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка. Согласно разъяснениям, изложенным в пп.

5, 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. N 10

«О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»

, при решении вопроса о месте жительства несовершеннолетнего ребенка при раздельном проживании родителей следует принимать во внимание помимо указанных в п.

3 ст. 65 СК РФ обстоятельств реальную возможность родителя обеспечить надлежащее воспитание ребенка, характер сложившихся взаимоотношений родителя с ребенком, привязанность ребенка к лицам, у которых он находится, другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

3 ст. 65 СК РФ обстоятельств реальную возможность родителя обеспечить надлежащее воспитание ребенка, характер сложившихся взаимоотношений родителя с ребенком, привязанность ребенка к лицам, у которых он находится, другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

В соответствии с ч. 2 ст. 56 суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. По данному делу по требованиям родителей об определении места жительства детей одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств с учетом подлежащих применению норм материального права являлось выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам детей. Исходя из положений ст. 67, 71, 195 — 198 ГПК РФ выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (ст.

59, 60 ГПК РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные ст. 2 названного кодекса. Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом. Эти требования закона судами первой и апелляционной инстанций выполнены не были.

Перечислив доводы сторон и доказательства, суд не отразил в решении мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, а другие доказательства отвергнуты, и основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, то есть решение суда нельзя назвать мотивированным. Судом не учтено, что при рассмотрении дела он обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное в ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным.

Определяя местом жительства несовершеннолетних детей место жительства истца, суд первой инстанции сослался на заключение компетентного органа, согласно которому ввиду того, что дети с сентября 2003 года проживали и воспитывались ответчиком и им были созданы надлежащие условия для их воспитания, развития и образования, возможно проживание несовершеннолетних детей с их отцом.

Определяя местом жительства несовершеннолетних детей место жительства истца, суд первой инстанции сослался на заключение компетентного органа, согласно которому ввиду того, что дети с сентября 2003 года проживали и воспитывались ответчиком и им были созданы надлежащие условия для их воспитания, развития и образования, возможно проживание несовершеннолетних детей с их отцом. Между тем в материалах дела содержатся заключения в отношении несовершеннолетних Д. и Н., составленные директором муниципального бюджетного учреждения — центра психолого-педагогической поддержки несовершеннолетних В., являющейся педагогом-психологом, из которых следует, что мальчики в большей степени испытывают доверительные отношения к маме и негативно относятся как к самому Р., так и к его новой семье, проживать с ними не хотят.

Суд критически отнесся к заключению органа социальной защиты, в соответствии с которым по месту жительства Е. созданы необходимые условия для проживания детей и которым рекомендовано оставить детей с матерью, тогда как по месту проживания Р. соответствующие условия для проживания четырех детей не созданы, поскольку размер выделенной для детей комнаты составляет 12 кв.

м, что не соответствует нормам.

Как установлено судом и отражено в акте обследования жилищно-бытовых условий, проведенного по месту жительства Р. (отца несовершеннолетних детей), Р. проживает вместе с женой Т., детьми Д., Н., А.

и К. в двухкомнатной квартире общей площадью 41,7 кв. м, жилой площадью 21,8 кв. м., 1/2 доли данной квартиры принадлежит на праве собственности Т.

Проживающие в одной из комнат площадью 12 кв. м четверо детей являются лицами разного пола. Согласно ст. 12 Конвенции о правах ребенка ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, должно быть обеспечено право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим его, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.

С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

Как указано в ст. 57 СК РФ, ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства.

Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. В случаях, предусмотренных ст. 59, 72, 132, 134, 136, 143, 145 названного кодекса, органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет.

При этом мнение ребенка о том, с кем из родителей он желает проживать, выявляется, как правило, органами опеки и попечительства, составляющими акты обследования жилищно-бытовых условий и соответствующие заключения. Кроме того, мнение ребенка выявляется также педагогами или воспитателями детских учреждений по месту учебы или нахождения ребенка, социальными педагогами школы, инспекторами по делам несовершеннолетних. Между тем, решая вопрос о предпочтении проживания несовершеннолетних Д.

и Н. с истцом, суд в нарушение приведенных норм права не учел желание старшего сына бывших супругов проживать со своей матерью по месту ее жительства. Будучи опрошенным в судебном заседании, несовершеннолетний Д.

последовательно утверждал о своем желании проживать с матерью. Мальчик указывал на то, что проживать по месту жительства мамы ему нравится больше, у него появились новые друзья, с которыми он гуляет и к которым ходит в гости, посещает спортивную секцию. По мнению ребенка, он хочет учиться в школе, находящейся в городе, мама с ним занимается домашними уроками, гуляет, покупает одежду и игрушки.

Опрошенный в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции педагог-психолог В. пояснила, что несовершеннолетний Д. выразил желание жить с матерью, что также было отражено в психолого-педагогическом обследовании ребенка от 30 июня 2014 г.

Согласно принципу 6 Декларации прав ребенка, принятой Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г., ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности; малолетний ребенок не должен, кроме случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью. Между тем суд не установил и не указал на такие исключительные обстоятельства разлучения с матерью малолетних Д.

и Н. при решении вопроса о месте жительства детей с отцом.

Помимо изложенного выше при определении места жительства ребенка с одним из родителей юридически значимыми обстоятельствами, влияющими на правильное разрешение такого рода споров, являются: проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; возможность своевременного получения медицинской помощи; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя); привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.д.), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании; удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; цель предъявления иска. При установлении тех или иных обстоятельств, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу для диагностики внутрисемейных отношений и взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, для выявления психологических особенностей каждого из родителей и ребенка, для психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта), для определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей.

В этих целях судами, в частности, должны быть назначены судебно-психологические, судебно-психиатрические, а также комплексные судебные экспертизы (психолого-психиатрические, психолого-педагогические, психолого-валеологические, социально-психологические).

Указанные вопросы не были поставлены судом на обсуждение и не исследовались, а заключение органа опеки и попечительства, на основании которого был сделан вывод о соответствии проживания детей с отцом их интересам, принято во внимание без учета всех юридически значимых по делу обстоятельств.

  1. 9179 просмотров

Эта статья была вам полезна: Выберите оценкуGive Судебная практика Верховного суда РФ по спорам о месте жительства ребенка 1/5Give Судебная практика Верховного суда РФ по спорам о месте жительства ребенка 2/5Give Судебная практика Верховного суда РФ по спорам о месте жительства ребенка 3/5Give Судебная практика Верховного суда РФ по спорам о месте жительства ребенка 4/5Give Судебная практика Верховного суда РФ по спорам о месте жительства ребенка 5/5 Средняя: 5 (6 оценки) Ставка Leave this field blank

Образец заявления об определении места жительства ребенка

В Калининградский районный суд г.

Калининград, ул. Вокзальная, 418 Истец: Михалкова Валерия Александровна, г. Гвардейск, ул. Гагарина, 123 тел. 8800654987 Ответчик: Михалков Петр Назарович, г.

Гвардейск, квартал 1, д. 13, кв.

10 тел. 8800235467 3 лицо: Отдел опеки и попечительства г. Гвардейска, ул. Светлая, здание 1-а, помещение 33 Исковое заявление об определении места жительства ребенка 15.05.2001 зарегистрирован брак между Михалковой А. В. и Михалковым П. Н. 19.09.2010 родился совместный ребенок – Михалкова Елизавета Петровна.

12.02.2019 – расторжение брака, актовая запись № 4250345/кр-23 от 12.02.2019.

По решению суда несовершеннолетний ребенок должен проживать с отцом, так как квартира, где мы проживали семьей, приобретена супругом до брака и является его личной собственностью. После развода я переехала к родителям, но условия проживания для ребенка там не соответствуют установленным нормам: • в населенном пункте нет общеобразовательной школы; • ребенок занимается танцами на профессиональном уровне, а возить на занятия ежедневно в город возможности нет.

20.02.2019 мной была приобретена квартира в жилом квартале г.

Гвардейска. Органом опеки и попечительства составлен акт обследования. На просьбу привезти ребенка к матери ответчик отказал.

Считаю, что отец ребенка не может обеспечить надлежащее внимание в силу трудовой занятости (частые командировки).

Фактически обязанности по воспитанию несовершеннолетней дочери выполняет бабушка (мать ответчика) – Михалкова Евдакия Стефановна, которая не в состоянии удовлетворять потребности ребенка в повседневной жизни из-за преклонного возраста (78 лет). Кроме того, в семье создается неблагоприятный климат, влияющий на психическое состояние несовершеннолетнего: отчим ответчика, проживающий по тому же адресу, имеет алкогольную зависимость, каждый вечер квартиру посещают его друзья с аналогичным диагнозом.

Я имею необходимые условия для надлежащего воспитания и развития дочери: • официальное трудоустройство (свободный график); • высокий уровень дохода; • место проживания в жилом районе с развитой инфраструктурой (в т. ч. социального характера); • привязанность несовершеннолетнего ребенка ко мне.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 65 СК РФ, ст.ст.131-132 ГПК РФ, Прошу: 1.

Определить место проживания Михалковой Елизаветы Петровны, 19.09.2010 г.

р. со мной по адресу: г. Гвардейск, ул. Гагарина, 123. Приложения: 1. Копии иска для сторон судебного разбирательства (2 экземпляра). 2. Свидетельства о разводе, рождении ребенка (копии). 3. Договор купли-продажи квартиры. 4. Трудовая книжка (копия). 5. Характеристика Михалковой В. А. 6. Справка о доходах. 7. Фотоматериал, подтверждающий образ жизни членов семьи, проживающих совместно с несовершеннолетним.

6. Справка о доходах. 7. Фотоматериал, подтверждающий образ жизни членов семьи, проживающих совместно с несовершеннолетним.

24.02.2019В. А. Михалкова ФИО заявителя

Рассмотрение судами дел об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей

Как указано в Конвенции о правах ребенка, государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Названное определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

Согласно СК РФ при раздельном проживании родителей место жительства несовершеннолетних детей определяется соглашением родителей. При отсутствии такого соглашения спор между родителями о месте жительства детей может быть разрешен судом по требованию любого из них. В силу положений , и СК РФ при разрешении спора между родителями об определении места жительства несовершеннолетних детей суд должен исходить из равенства прав и обязанностей отца и матери в отношении своих детей, а также из интересов несовершеннолетних и обязательно учитывать мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам.

В постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 с учетом положений СК РФ разъяснено, какие обстоятельства необходимо учитывать при разрешении спора об определении места жительства несовершеннолетнего ребенка.

К таким обстоятельствам относятся: привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам; возраст ребенка; нравственные и иные личные качества родителей; отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком; возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности, режима работы родителей, их материального и семейного положения, состояния здоровья родителей); другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей. При этом в постановлении Пленума особо подчеркнуто, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не может являться безусловным основанием для удовлетворения требования этого родителя об определении места жительства ребенка с ним. Судебная практика рассмотрения данных споров свидетельствует о том, что в большинстве случаев место жительства детей определяется с их матерью.

Между тем ряд судов отметили, что в последние годы возрастает число случаев, когда место жительства ребенка определяется с его отцом. На такую тенденцию, в частности, указали Верховный Суд Республики Коми, Пермский краевой суд, Волгоградский и Ярославский областные суды.

При определении места жительства ребенка суды в основном правильно применяли СК РФ, учитывая обстоятельства, указанные в данной норме, а также иные обстоятельства, влияющие на правильное разрешение этих споров, такие как: проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; привлечение родителей ребенка к административной или уголовной ответственности; наличие судимости; состояние на учете в психоневрологическом, наркологическом диспансерах; климатические условия жизни ребенка, проживающего с родителем, при проживании родителей в разных климатических поясах; возможность своевременного получения медицинской помощи; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя); привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.д.), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании; удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; цель предъявления иска (например, по одному из дел, рассмотренных районным судом Челябинской области, было установлено, что доводы истца об определении места жительства сына с ним были связаны с получением пенсии на сына-инвалида). В целях всестороннего исследования всех обстоятельств дела судами запрашивались, в частности, характеристики на родителей из ИЦ (информационный центр) УВД, наркологических и психоневрологических диспансеров, вытрезвителей, от участковых инспекторов.

В случаях когда установление тех или иных обстоятельств требовало специальных знаний, судами назначались экспертизы для диагностики внутрисемейных отношений и взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, выявления психологических особенностей каждого из родителей и ребенка, для психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта), определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей.

В этих целях судами, в частности, назначались судебно-психологические, судебно-психиатрические, а также комплексные судебные экспертизы (психолого-психиатрические, психолого-педагогические, психолого-валеологические, социально-психологические). Кроме того, при рассмотрении дел данной категории к участию в деле в качестве специалистов привлекались: инспекторы по делам несовершеннолетних; специалисты органов управления образованием; специалисты по охране прав детства; педагоги (классные руководители); педагоги-психологи; социальные педагоги; врачи — психологи-диагносты, психиатры и врачи иных специальностей. Обобщение судебной практики позволяет сделать вывод о том, что, как правило, большая материальная обеспеченность того или иного родителя, занимаемая им должность, социальное положение в обществе не являлись определяющими факторами, исходя их которых суды решали вопрос об определении места жительства ребенка.

Решения принимались судами с учетом всех юридически значимых обстоятельств и в первую очередь исходя из интересов детей.

Более того, имели место случаи, когда один из родителей обосновывал свои требования только более высоким уровнем материальной обеспеченности, а суд, отказывая ему в иске, в решении указывал, что это обстоятельство не является определяющим при разрешении спора данной категории. Например, при рассмотрении Кежемским районным судом Красноярского края дела по иску И.

к X. об определении места жительства несовершеннолетних детей ответчик (отец детей) указывал, что занимает руководящую должность, размер его дохода позволяет создать более комфортные материально-бытовые условия проживания детей, чем у матери детей, которая проживает в неблагоустроенной квартире, получает пособие по уходу за ребенком, не имея иного дохода.

Удовлетворяя требования истца, Кежемский районный суд указал в решении, что преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении требований другого родителя при наличии иных равных условий. При вынесении решения суд исходил из интересов детей, а именно, из их привязанности к матери в силу малолетнего возраста, создания матерью условий для воспитания и содержания детей, факта постоянного проживания детей с матерью с рождения, положительных характеристик истца. При этом суд указал в мотивировочной части решения на то, что стороны имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей, в связи с чем ответчик вправе предоставлять детям материальное содержание помимо выплаты алиментов на их содержание.

Между тем выявлены единичные случаи, когда место жительства ребенка суд определял с тем из родителей, который был более материально обеспечен, не учитывая при этом иные обстоятельства, в том числе и интересы ребенка. Так, по делу по иску Д. (отца ребенка) к А. (матери ребенка) Нефтекамский городской суд определил место жительства ребенка с отцом, указав, что А.

не имеет собственного жилья, квартира, в которой она проживает с ребенком, находится во временном ее пользовании. При этом суд учел, что в новой семье истца проживают мальчики примерно одинакового возраста с его сыном, а мать мальчиков — нынешняя жена истца — также считает целесообразным проживание сына истца в их семье.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан названное решение суда отменено, по делу принято новое решение, место жительства несовершеннолетнего определено с матерью.

Кассационная инстанция указала, что установленные судом обстоятельства в виде наличия у отца большей материальной обеспеченности не могут служить основанием для определения места жительства несовершеннолетнего с отцом.

Ребенок постоянно проживает с матерью, ответчик не препятствует общению сына с новой семьей истца. По результатам психологического заключения авторитетом для ребенка является мать, а с отцом нравится гулять, каких-либо исключительных обстоятельств, при которых ребенок должен быть разлучен с матерью, не имеется.

Оснований для изменения места жительства ребенка, его сложившегося жизненного уклада и нарушения ставшего для него привычным образа жизни судебная коллегия не усмотрела. Решением Ленинского районного суда г.

Ставрополя были удовлетворены исковые требования К. (отца детей) к X. (матери детей): место жительства несовершеннолетнего сына определено с отцом.

При этом суд фактически исходил из того, что у отца имеется в собственности жилой дом в г. Ставрополе, а мать ребенка проживает у родственников в Красногвардейском районе, т.е. материально-бытовые условия у отца ребенка значительно лучше.

Кассационная инстанция отменила указанное решение, постановив новое решение об отказе в иске. Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда приняла во внимание заключение судебной психолого-психиатрической экспертизы о том, что отношения между матерью, дочерью и сыном теплые, доверительные, дружественные, сын больше привязан к матери и сестре, самостоятельно высказывает желание жить с ними.

Таким образом, с учетом требований СК РФ судебная коллегия пришла к выводу о том, что решение суда первой инстанции принято без учета интересов ребенка. В ряде случаев суды при вынесении решений по данной категории дел ограничиваются лишь общими фразами о том, что при определении места жительства ребенка учитываются его отношения с родителями, материальное положение родителей и иные обстоятельства, однако обстоятельства, в связи с которыми место жительства ребенка определяется с одним из родителей, в решении не конкретизируются. Как правило, это имеет место тогда, когда требование об определении места жительства ребенка заявляется совместно с требованием о расторжении брака и при условии признания ответчиком иска.

Однако представляется, что и в данном случае решение суда в части определения места жительства ребенка должно быть мотивировано, т.е. указано, почему отдается предпочтение одному из родителей, соответствует ли это интересам ребенка ( СК РФ).

Выяснение мнения ребенка. Согласно Конвенции о правах ребенка ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, должно быть обеспечено право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства. Как указано в СК РФ, ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства.

Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. В случаях, предусмотренных , , , , , , СК РФ, органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет. Обобщение судебной практики показало, что названные требования международного и российского законодательства при рассмотрении дел об определении места жительства ребенка при раздельном проживании родителей судами в большинстве случаев исполняются.

При этом мнение ребенка о том, с кем из родителей он желает проживать, выявляется, как правило, органами опеки и попечительства, составляющими акты обследования жилищно-бытовых условий и соответствующие заключения.

Кроме того, мнение ребенка выявлялось также педагогами или воспитателями детских учреждений по месту учебы или нахождения ребенка, социальными педагогами школы, инспекторами по делам несовершеннолетних, в ходе проведения амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы либо диагностического обследования в центрах психолого-медико-социального сопровождения, диагностики и консультирования детей и подростков. Несовершеннолетние дети, достигшие возраста десяти лет, опрашивались также непосредственно судом в судебном заседании. Такой опрос производился в присутствии социального педагога либо классного руководителя, эксперта-психолога.

Между тем следует обратить внимание, что в протоколах судебных заседаний не всегда содержится информация о том, в присутствии каких лиц производился такой опрос.

Так, в частности, Верховный Суд Республики Коми в справке по материалам обобщения судебной практики отметил, что в протоколах судебных заседаний судами не всегда отражаются сведения о присутствии педагога при опросе, а данные о том, удаляются ли из зала судебного заседания при опросе ребенка заинтересованные лица, в протоколах и вовсе содержатся редко.

Так, в частности, Верховный Суд Республики Коми в справке по материалам обобщения судебной практики отметил, что в протоколах судебных заседаний судами не всегда отражаются сведения о присутствии педагога при опросе, а данные о том, удаляются ли из зала судебного заседания при опросе ребенка заинтересованные лица, в протоколах и вовсе содержатся редко. В ходе изучения судебной практики выявлены случаи, когда суд в нарушение действующего российского и международного законодательства выносил решение, не выясняя мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, о том, с кем из родителей он хочет проживать.

Так, Юсьвинским районным судом Пермского края было вынесено решение об определении места жительства двенадцатилетнего ребенка, при этом его мнение по данному вопросу не выяснялось ни органом опеки и попечительства, ни судом, решение суда не мотивировано. Кроме того, обобщение судебной практики показало, что суды, как правило, не выясняют мнение детей тогда, когда в суде родители заключают мировое соглашение о месте проживания ребенка. Тем самым не выполняются требования СК РФ.

Например, определением судьи Центрального районного суда г. Новосибирска по делу по иску П. к X. было утверждено мировое соглашение между родителями несовершеннолетних детей, которым место жительства тринадцатилетней дочери определено с матерью, а место жительства семилетнего сына — с отцом.

При этом мнение несовершеннолетней девочки по данному вопросу судом не выяснялось. Аналогичные случаи имели место, в частности, в районных (городских) судах Оренбургской, Волгоградской, Нижегородской областей.

В некоторых случаях, когда мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, выявлялось органом опеки и попечительства и на данное обстоятельство имелось указание в заключении названного органа, в материалах дела в то же время отсутствовали сведения о том, кем конкретно из представителей органа опеки и попечительства, когда и при каких обстоятельствах это мнение ребенка было выяснено. Такая ситуация имела место при разрешении спора Гурьевским районным судом Калининградской области по иску К. (отца ребенка) к X. (матери ребенка) об определении места жительства несовершеннолетнего (1996 года рождения).

Судом было принято решение об удовлетворении иска и определении места жительства несовершеннолетнего ребенка вместе с отцом с учетом признания иска ответчиком и заключения органа опеки и попечительства, согласно которому, исходя из результатов обследования жилищных условий сторон, а также мнения самого несовершеннолетнего, изъявившего желание проживать с отцом, определение места жительства ребенка с отцом будет соответствовать его интересам. Вместе с тем согласно справке Калининградского областного суда по материалам обобщения судебной практики ни из актов обследования условий жизни, ни из актов посещения ребенка не следует, что представителем органа опеки и попечительства выяснялось мнение ребенка.

Каких-либо пояснений по данным обстоятельствам в протоколе судебного заседания также не содержится, в связи с чем, как указал Калининградский областной суд, обоснованность заключения органа опеки и попечительства со ссылкой на мнение ребенка, по существу, ничем не подтверждена.

Таким образом, есть основания полагать, что имело место нарушение требований СК РФ.

При учете мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, судами выяснялось, не является ли мнение ребенка следствием воздействия на него одного из родителей или других заинтересованных лиц, осознает ли ребенок свои собственные интересы при выражении этого мнения и как он его обосновывает. С учетом установленных обстоятельств мнение ребенка не всегда являлось определяющим при принятии решения судом.

Так, Новочеркасским городским судом Ростовской области при рассмотрении спора об определении места жительства ребенка было выяснено мнение несовершеннолетней (1998 года рождения), которая пояснила, что хотела бы проживать с матерью.

Между тем место жительства несовершеннолетней судом определено с отцом. Исследовав обстоятельства дела, суд пришел к выводу о том, что мнение несовершеннолетней противоречит ее интересам, так как желание проживать с матерью обусловлено отсутствием контроля за ней со стороны матери, поскольку предоставленная матерью свобода в поведении дочери фактически граничит с полной безнадзорностью ребенка, что может в дальнейшем привести к ее асоциальному поведению, случаи которого уже имели место: во время проживания с матерью установлены факты краж сотовых телефонов, совершенных несовершеннолетней в школе. Суд также установил, что матерью не созданы надлежащие условия для проживания ребенка: девочка не имеет спального места, у нее нет места приготовления уроков.

Вынося указанное решение, суд также принял во внимание подростковый возраст девочки и счел крайне важным, чтобы несовершеннолетняя получала заботу и должный контроль, который ей не может обеспечить мать в силу своей занятости на работе и сложившейся в семье ситуации.

Анализ судебной практики и материалов по ее обобщению показывает, что мнение ребенка по спорам, связанным с воспитанием детей, выясняется судами во многих случаях опосредованно, т.е.

через заключение органа опеки и попечительства, что не согласуется с нормами Конвенции о правах ребенка и СК РФ о праве ребенка выражать свое мнение при решении любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства. Кроме того, опосредованное выяснение мнения ребенка нарушает требование ГПК РФ о непосредственном исследовании судом имеющихся в деле доказательств (в частности, сведений о фактах, полученных из объяснений сторон).

Необходимо обратить внимание судов также на следующие обстоятельства.

Исходя из приведенных положений норм международного права и СК РФ, в постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10

«О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»

разъясняется, что если при разрешении спора, связанного с воспитанием ребенка, судом будет признано необходимым опросить ребенка в судебном заседании в целях выяснения его мнения по рассматриваемому вопросу, то следует предварительно выяснить мнение органа опеки и попечительства о том, не окажет ли неблагоприятного воздействия на ребенка его присутствие в суде.

В постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г.

N 8

«О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей»

правовая позиция Верховного Суда РФ по вопросу о вызове и опросе в судебном заседании ребенка изложена иначе. В ней с учетом положений о правах ребенка и СК РФ по-другому расставлены акценты в отношении обстоятельств, которыми суду следует руководствоваться при решении данного вопроса.

Прежде всего судье следует исходить из права ребенка быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства, затрагивающего его интересы.

И лишь затем, и только при наличии оснований полагать, что присутствие ребенка в суде может оказать на него неблагоприятное воздействие, судья выясняет по этому поводу мнение органа опеки и попечительства. Аналогичным образом следует решать вопрос о необходимости вызова ребенка в судебное заседание при рассмотрении судами всех споров, связанных с воспитанием детей.

Резолютивная часть решения суда. Обобщение судебной практики показало, что в тех случаях, когда ребенок на время рассмотрения дела проживал с одним из родителей, а решением суда его место жительства определено с другим родителем, суды, как правило, в резолютивной части решения не указывали на обязанность родителя, с которым ребенок проживает, передать его другому родителю. В основном такая обязанность возлагалась, если одновременно с требованием об определении места жительства заявлялось и требование о передаче ребенка.

Исходя из анализа судебной практики, у судов отсутствует единообразие в том, что конкретно должно быть указано по данному вопросу в резолютивной части решения. Так, в частности, в тех случаях, когда такое требование заявлялось, суды, как правило, обязывали родителя, с которым ребенок проживал на время разрешения спора, передать ребенка на воспитание другому родителю, с которым определено место жительства ребенка.

Между тем встречались и иные формулировки, в частности

«обязать родителя передать ребенка другому родителю»

, «обязать родителя вернуть ребенка другому родителю».

При этом ряд судов полагают, что если требование о передаче ребенка не заявляется, то суд не вправе выйти за пределы исковых требований и решить этот вопрос по своей инициативе.

Такой позиции, в частности, придерживается Красногорский районный суд г.

Каменска-Уральского Свердловской области и обосновывает ее тем, что суд при вынесении решения должен руководствоваться требованиями ГПК РФ, устанавливающей принятие судом решения по заявленным истцом требованиям.

Данная норма предусматривает возможность суда выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом, однако применительно к определению места жительства ребенка, как полагает Красногорский районный суд г.

Каменска-Уральского, суд не вправе выходить за пределы заявленных требований, поскольку такой случай не предусмотрен федеральным законом. Аналогичное мнение по указанному вопросу высказано и рядом других судов Свердловской области. Некоторые суды (в частности, Псковский, Архангельский, Пензенский и Брянский областные суды) полагают, что в данной ситуации в резолютивной части решения суда следует указывать на обязанность родителя, с которым ребенок фактически проживает, передать его другому родителю на воспитание (Псковский областной суд считает, что надо указывать «передать ребенка другому родителю»).

Это обосновывается необходимостью исключения всяких сомнений и неясностей при исполнении судебного решения. При решении данного вопроса следует руководствоваться следующим. Исходя из принципа равенства родительских прав и обязанностей, раздельно проживающие родители в равной мере могут претендовать на общение с ребенком, на участие в его воспитании (, СК РФ).

Определение места жительства ребенка с одним из родителей может весьма существенно повлиять на объем осуществления родительских прав тем из родителей, с которым остался проживать ребенок.

Следовательно, поскольку решением суда определяется место жительства ребенка с учетом, прежде всего, того, кто из них имеет возможность создать лучшие условия для воспитания и развития ребенка, то в решении следует указывать и на обязанность родителя передать ребенка тому родителю, с которым определено место жительства ребенка.

Кроме того, указание в резолютивной части решения на обязанность передачи ребенка другому родителю будет направлено на своевременную защиту прав несовершеннолетних детей и позволит избежать неясности в исполнении решения суда, поскольку согласно информации, полученной из ряда судов, отсутствие такого указания впоследствии приводит к обращению судебных приставов-исполнителей в суд с заявлениями о разъяснении судебного решения.

Так, в частности, Верховный Суд Республики Бурятия в справке по материалам обобщения судебной практики отметил, что отсутствие в резолютивной части решения Северобайкальского городского суда по делу по иску X.

к А. об определении места жительства ребенка указания на обязанность одного родителя передать ребенка другому родителю повлекло обращение в суд судебного пристава-исполнителя с заявлением о разъяснении решения. Суд, разъясняя решение, обязал отца передать ребенка матери, с которой было определено его место жительства по решению суда. <> Содержание

Бесплатная консультация юриста

Внимание!

В связи с непрерывными изменениями в законодательстве, юридическая информация на этой странице могла устареть! Наш юрист может бесплатно Вас проконсультировать – напишите Ваш вопрос в форме ниже: Помогла статья? Оцените её

Оценок: 1

Загрузка.

МестоЖительства © 2018–2020 – Все о месте проживания – регистрация, прописка, смена и определение, временное место жительства, связанные услуги Перепечатка материалов разрешена только с указанием первоисточника Задать вопрос эксперту Спасибо! В ближайшее время мы опубликуем информацию.

Зачем нужно определение места жительства ребенка

В большинстве случаев несовершеннолетние остаются жить с матерями, т.к. женщины способны подойти к воспитанию и обучению своих чад с максимальной ответственностью. Однако это вовсе не значит, что мать имеет какие-либо дополнительные привилегии или большие права на ребенка по сравнению с отцом.

По российскому законодательству оба родителя считаются равными друг другу. Так что если отец захочет оставить несовершеннолетнего проживать с собой, он сможет выступить с подобной инициативой, однако желание понадобится подкрепить аргументированными обоснованиями.Определение места жительства ребенка, происходящее в судебном порядке, требуется тогда, когда родители не могут просто договориться друг с другом и нуждаются в помощи третьей независимой и незаинтересованной стороны.

Подобное юридическое мероприятие также оказывается незаменимым в случае, если один из родителей оставляет несовершеннолетнего при себе только из мести по отношению к бывшему партнеру. Взрослый может не учитывать интересы и потребности ребенка, а именно – запрещать ему видеться и общаться с отцом/матерью.Все это относится к прямым нарушениям ст.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+